Анализ негативных последствий нового закона о туризме

Закон о туризме

1 февраля 2017 года российский туристический рынок будет значительно сокращен от игроков согласно положениям нового отраслевого закона. Согласно прогнозу экспертов количество туроператоров сократится на 40%.

При этом пострадавшими, прежде всего, окажутся небольшие и средние туроператоры, в основном из регионов, а также их клиенты-туристы. Крупный же турбизнес уже нашел обходные пути того, как не платить требуемые законом деньги. Одновременно вскрылось и то, что декларируемая цель нового закона – усиление защиты туристов, была чиновниками полностью выхолощена: защищенность туристов теперь стала ниже как минимум в 3 раза, чем это было до нового года. Точное авторство этого абсурдного закона держится в секрете, хотя известно, что вышел он из недр Ростуризма и Минкульта. В связи с этим возникает логичный вопрос о компетентности чиновников этих ведомств.

Для начала ещё раз напомним про все те траты, которые туроператоры должны выкроить из своей «гигантской» прибыли, которая, как известно, не превышает 3% от оборота. Прежде всего, согласно новому закону, до 31 января 2017 года всем туроператорам выездного туризма необходимо оплатить взносы в фонд персональной ответственности при «Турпомощи». Размер взносов составляет 7% от общей цены турпродукта (оборота) туроператора за предыдущий год. Конечно, можно оплатить сразу все 7%, выведя из оборота и заморозив колоссальную сумму, а можно это «удовольствие» растянуть на 7 лет, платя каждый год по 1%. Более того, учитывая, что годовой налоговый отчет готовится только к апрелю, а значит точных данных за прошлый год по обороту у туроператоров пока нет, законодатель разрешил им растянуть платежи в фонд персональной ответственности: до 31.01 надо заплатить вступительный взнос в 100 тысяч рублей, а затем по мере получения бухотчетности в апреле, если потребуется, доплатить еще в соответствии с показателями баланса. Единственным утешением по этим платежам является то, что деньги из фонда персональной ответственности являются возвратными, т.е. при уходе туроператора с рынка выездного туризма он забирает их обратно себе на расчётный счет.

Помимо нового «налога» в виде платежей в персональный фонд, чиновники Минкульта оставили в силе и давно изживший себя институт фингарантий, причем даже несмотря на протесты как туроператоров, так и самих страховщиков, не желающих заниматься этим видом деятельности. Таким образом, до 31.01 туроператорам придется ещё и купить страховку по фингарантиям. Правда для тех туроператоров, которые полностью наполнили персональный фонд (доведя его до 7% оборота), страховка больше будет не нужна. Снизили чиновники и минимальный размер страховки с 30 до 10 млн рублей.

Ну и не стоит забывать про «налог» в виде оплаты в резервный фонд «Турпомощи». До конца января надо внести:

1) по 50 тысяч рублей для туроператоров, у которых за прошлый год количество туристов не превысило 10 тысяч, а денежный оборот не превысил 40 миллионов рублей,

2) по 100 тысяч рублей - для туроператоров с оборотом туристов до 100 тысяч человек,

3) по 300 тысяч рублей - для туроператоров с оборотом от 100 до 500 тысяч туристов в год,

4) по 500 тысяч рублей для туроператоров, с турпотоком более чем в 500 тысяч туристов.

Теперь давайте посчитаем, насколько увеличился «налог на право быть туроператором» для мелких компаний после вступления в силу нового закона. Итак, ранее минимальные платежи туроператора составляли:

1) фингарантии на 30 млн рублей, которые можно в среднем на год можно купить примерно за 300-350 тысяч;

2) ежегодный платеж в резервный фонд «Турпомощи» в размере 100 тыс.

В итоге ежегодная финансовая нагрузка у компании с турпотоком до 10 тысяч человек в год была в пределах 400-450 тысяч рублей.

По новому закону мелкому туроператору раз в год придется раскошелиться на:

1) фингарантии на 10 млн рублей, которые можно купить где-то за 120-150 тысяч;

2) взнос в резервный фонд в размере 50 тысяч;

3) взнос в персональный фонд ответственности в размере 1% от оборота. При обороте в 40 млн рублей (а это очень маленький оборот для выездного туроператора, ведь средняя цена путевки на человека никак не меньше 40 тыс.руб, а значит такой денежный оборот означает отправку в год всего 1 тысячи туристов), в этом фонде надо заморозить около 400 тысяч.

Итого в год «налог на статус туроператора» тянет на сумму уже около 600 тысяч.

В итоге финансовая нагрузка на мелких туроператоров выросла примерно в полтора раза. Правда если рассматривать эти платежи не сиюминутно, а с учетом горизонта планирования в 7 лет, то из-за конечности размера персонального фонда в 7% от оборота, платежи по новому закону окажутся как бы более выгодными, ведь персональный фонд в отличии от страховки на фингарантии возвратный – при прекращении деятельности туроператор забирает все эти деньги обратно. Однако 7 лет для российской экономики в общем и для туристической отрасли в частности нереально огромный срок: за это время либо ишак сдохнет, либо падишах. А уж про реальную стоимость замороженных денег через 7 лет даже предполагать страшно – инфляция и падающий курс превратят их в ничто, а значит такой длительный горизонт можно принимать во внимание, однозначно утверждая, что «налог на статус туроператора» новый закон увеличил примерно в 1.5 раза.

Плохо это или хорошо? Ответ однозначный – ужасно, ведь тем самым существенно уменьшается конкурентная среда, особенно в регионах, с рынка уходят нишевые туроператоры, зато оставшиеся крупные игроки по законам монополии при первой же возможности резко взвинтят свои цены.

Далее стоит рассмотреть вопрос защищенности туристов в новом законе, из-за чего все эти изменения в нём чиновниками и были затеяны. Как оказалось, с этим вопросом дела обстоят ещё хуже. Так, ранее мелкий туроператор имел минимальные фингарантии на сумму в 30 млн рублей, а также был участником фонда «Турпомощи» по экстренной эвакуации туристов. Фон экстренной эвакуации никуда не делся – это хорошо, т.к. он доказал свою состоятельность в 2014 году. Однако размер фингараний теперь уменьшен до 10 млн, хотя к нему добавлена защита через фонд персональной ответственности (выполняет почти те же функции, что и фингарании) – приблизительно на сумму 400 тысяч рублей или даже меньше, зависит от декларируемого оборота. А если туроператор внесет все 7% от оборота, т.е. 2.8 млн, то финагарантии ему получать будет вообще не надо.

В итоге получаем, что размер денежной защиты туристов упал с 30 млн до 10 млн 400 тысяч, т.е. почти в 3 раза, а при полном наполнении персонального фонда – уменьшился его размеров в 2.8 млн, т.е. почти в 10 раз – полная профанация поручения Президента. Более того, фингарантии частично защищают туристов не только при банкротстве туроператоров, но и при невыполнении им условий договора, тогда как персональный фонд может использоваться исключительно как «завещание» - только при банкротстве компании.

Как оказалось, крупные туроператоры вовсе не намерены выводить из своих финансов реальные 1% от оборота: из-за ошибки или преднамеренной неточности со стороны чиновников, которые приравняли минимальный турпоток в 10 тысяч человек к денежному обороту в 40 млн рублей в качестве критерия мелкого туроператора, практически все крупные компании к новому году разделись на 15-20 юридических лиц, удовлетворяющих критерию в 10 тысяч туристов в год. Критерий тут простой: если 1% от оборота значительно больше, чем цена страховки для фингарантий, то такое дробление юр. лица имеет смысл. В итоге по пути дробления пошли туроператоры средней руки и более крупные – с реальным годовым оборотом от 400 млн.

Поделиться:

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Войти с помощью: